Чего Украине ждать от Польши – ДИКЕ ПОЛЕ
You are here
Чего Украине ждать от Польши ПОЛІТИКА 

Чего Украине ждать от Польши

После победы на президентских выборах нынешнего президента Анджея Дуды, который неоднократно критиковался за пронационалистические и правые позиции, случился ряд событий, способствовавших кризису в польско-украинских отношениях.

Термин «восточная политика» имеет для польской дипломатии особое значение — это не просто политика в отношении всех стран на востоке. Это также политика в отношении определенной группы стран, так называемой группы ULB: Украины, Литвы и Беларуси. Эти страны выделяются в отдельную группу и в отношении их надлежит вести особую политику — это основа основ польской политики в регионе. Это является и частью программы обучения польских дипломатов, и частью официальной политики Варшавы, информируют Экономические Известия.

Эта концепция тесно переплетена с другими идеями польской внешней региональной политики: идея создания Междуморья, блока Восточноевропейских стран, польского лидерства в Центрально-Восточной Европе и обеспечения безопасности от потенциальной угрозы с востока. Кроме того, важным фактором здесь является идея о исторической наследственности особой роли Речи Посполитой в регионе, которая, в определенной степени, служит для внутренней легитимации польской политики в отношении стран, некогда в нее входивших.

Междуморье или Интермариум — это концепция создания надгосударственного объединения или союза, включающего в себя страны между Балтийским и Черным морями. Эта идея восходит к отцу независимой Польши Юзефу Пилсудскому и должна была обеспечить интеграцию и безопасность стран региона после Первой мировой войны — в первую очередь от Советской России.

Второй пункт — политика, направленная на реализацию интеграционного проекта в Восточной Европе, одним из вариантов которого собственно и является Междуморье. В первую очередь это целенаправленное построение особых отношений между странами Вышеградской группы (Венгрией, Польшей, Словакией и Чехией), а также разнообразные интеграционные проекты бывшего Советского Союза: как, например, Восточное партнерство или совместное создание Литовско-Польско-Украинской бригады, располагающейся в Люблине.

Это тесно связано с еще одним фактором, сильно влияющим на политику Польши в отношении непосредственных восточных соседей — угроза, исходящая от Москвы. Польша рассматривается многими представителями польских элит и политически активного населения не только как потенциальный, по меньшей мере, лидер региона, но определенный бастион Западной цивилизации, Европы, НАТО и Евросюза на востоке, противостоящей угрозе с востока. Этому способствует историческая память, относящаяся как к давним временам, периода разделов Польши при участии России и подавления царскими властями польских восстаний, так и память недавней эпохе Польской Народной Республики, когда польское государство было в орбите политики Москвы.

Собственно, тогда, в послевоенное время, во времена полной зависимости ПНР от Советского Союза, во многом были сформулированы основы современных воззрений на то, какой должна быть «восточная политика», то есть политика Польши в отношении своих ближайших соседей — стран группы ULB. Формирование этих было положено в среде польской эмиграции на Западе, которая была в оппозиции к Москве. В первую очередь, значительную роль здесь сыграли деятели польской эмиграции во Франции — Дариуш Мирушевский и Ежи Гейдройц.

Суть их идей состояла в том, что Советское государство придет в упадок, Польша вновь обретет независимость от Москвы, свои государства получат Украина, Литва и Беларусь. Соответственно к жизненным интересам польского государства относится налаживание и поддержка отношений с этими странами, поддержка их независимости и, что очень важно, признание нерушимости их границ с Польшей. Последнее особенно важно, поскольку формулировались все эти идеи сразу после Второй мировой войны, когда многие в среде польской эмиграции надеялись на восстановление Польши в границах 1939-го года — то есть, с рядом территорий ULB.

Гейдройц и Мирушевский смогли убедить многих представителей польской элиты и повлиять на формирование польской внешней политики после упадка соцлагеря. Их идеи о том, что хорошие отношения с ближайшими восточными соседями Польши важнее старых претензий легли в основу польской восточной политики. Во многом данная концепция утвердилась под влиянием идеи о постоянной угрозе для стран региона со стороны Москвы — которая, как полагали поляки, будет сохраняться независимо от того, как государство будет называться в будущем.

Соответственно, Польша была одним из первых государств, признавших Украину и независимо от смены властей в обоих странах, старалась поддерживать хорошие отношения, налаживать сотрудничество и осуществлять разнообразные интеграционные проекты.

Ряд кризисных явлений в польско-украинских отношениях появились после избрания Анджея Дуды на пост президента в 2015 г. Хотя сам Дуда, как и его предшественник Польши Коморовский, неоднократно демонстрировал свою заинтересованность в поддержании хороших отношений с Украиной, имел место ряд событий, способствовавших кризису в отношениях. Это касается, в первую очередь, событий, связанных с исторической памятью, а именно конфликта поляков и украинцев в 30-40-х годах ХХ века.

Имеется в виду прежде всего героизация и мемориализация ОУН-УПА в Украине после победы Евромайдана. Принятие закона о утверждении статуса деятелей Организации украинских националистов как борцов за независимость Украины, называние в их честь улиц и проспектов, широкое использование в Украине оуновской символики, разночтения в вопросах связанных с массовыми убийствами поляков на Волыни в годы Второй мировой — так называемой «Волынской резни», вызвали крайнее неприятие со стороны многих поляков.

Это широко освещалось в частности польскими националистическими СМИ, вроде «Kresy.pl», которые отстаивали идею, что подобные действия являются свидетельством враждебности и поводом для антиукраинской политики, поскольку в глазах многих польских граждан деятели ОУН являются преступниками, убивавшими поляков и сотрудничавшими с немцами. Это же вызвало в польском сейме, признавшем Волынскую резню геноцидом и осудившем украинскую политику в отношении ОУН.

Это неудовольствие исторической политикой Украины нашло отражение в официальных заявлениях как отдельных депутатов, так и руководителя правящей партии «Право и Справедливость», к которой принадлежит также и президент Дуда, Ярослава Качинского, который на встрече с президентом Петром Порошенко заявил, что политика Киева в отношении фигуры Бандеры будет стоять на пути Украины в Евросоюз.

К этому же, добавились ряд досадных инцидентов, связанных с вандализмом и уничтожением украинских памятников польскими националистами в Польше и польских памятников украинскими националистами в Украине. Эти случаи получили огласку в обеих станах и способствовали негативным тенденциям в отношениях между двумя странами.

В этих условиях требование более жесткой позиции по отношению к Киеву, в частности в конфликтных вопросах общей истории, считалось многими в Польше составляющим национальный интерес и необходимым условием того, чтобы Дуда доказал, что он может польские национальные интересы отстаивать. Здесь сыграло большую роль наследие проводившего проукраинскую политику Коморовского, которого считали слишком «мягким», что во многом и привело к поражению его и его партии на выборах.

На политику в сфере польско-украинских отношениях также оказали влияние политический кризис и борьба за власть в самой Польше. В Польше после победы Анджея Дуды на президентских выборах и его партии «Право и справедливость» на парламентских сложилась беспрецедентная ситуация — одна партия имела и своего президента, и абсолютное большинство в парламенте. Это, в купе с политикой «Права и справедливости» вызвало довольно негативную реакцию со стороны оппозиционных сил.

«Право и справедливость» позиционирует себя как идеологически правая партия, которая выступает за поддержание традиционных ценностей, семьи, церкви, против вмешательства ЕС во внутренние дела страны и против мигрантов с Ближнего Востока. Ко всему, в Польше разразился конституционный кризис — президент отправил в отставку ряд судей Конституционного суда, с целью добиться там большинства. В итоге правящая партия сконцентрировала влияние на все три ветки власти: исполнительную, законодательную и судебную.

Все это заставило многих, в самой Польше и в ЕС, говорить об угрозе польской демократии со стороны правых. Для борьбы с правящей партией в Польше был создан «Комитет обороны демократии» — гражданская структура, занимающаяся организацией акций против властей и соответственно критикой нынешней польской власти. Основу движения составили левые и левоцентристские объединения. То есть, во многом политическое противостояние свелось к борьбе левых оппозиционных сил против правых провластных. Именно поэтому президент и правящая партия стали особо уязвимыми для критики, которая могла отнять у них поддержку правых.

Основу электората Дуды и «Права и справедливости» составляет наиболее проконсервативно и пронационалитически настроенное население восточных регионов страны. В первую очередь — люди, проживающие в небольших городах и сельской местности. Проявление излишней мягкости, уступки по принципиальным вопросам в отношениях с Украиной способны уничтожить Дуду и его партию в глазах этих людей, отнять их поддержку и превратить в политические трупы.

Таким образом Дуда, несмотря на общие проукраинские ориентиры внешней политики, вследствие внутреннего кризиса и критики, а также угрозы потери собственного электората, фактически вынужден занимать более жесткую позицию в отношениях с Украиной, в первую очередь в вопросах исторической памяти: официальной позиции касательно ОУН-УПА и Волынской резни. В данном случае польско-украинские отношения становятся жертвой не злой воли или антиукраинской настроенности польской власти, а внутриполитических процессов в Польше и настроений внутри электората правящей партии.

 

 

 

Related posts